Борис Титов: Проблема Кубани – неплатежи по госзаказам

Уполномоченный при Президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов в эксклюзивном интервью журналу «Право на бизнес» рассказал, какие проблемы сейчас волнуют бизнесменов и как оказывается поддержка предпринимателям Краснодарского края.

– Борис Юрьевич, на встрече с Дмитрием Медведевым вы предложили ввести новый вид юридического бизнеса, который назвали «индивидуальный предприниматель самозанятый». Поддержал ли премьер-министр эту идею и в чем принципиальное отличие самозанятых от индивидуальных предпринимателей?

– Самозанятые граждане не смогут пользоваться наемным трудом. То есть это те, кто ведет свою деятельность в одиночку, – таксисты, парикмахеры, репетиторы, нянечки, ремонтники и пр. Другими словами, микробизнес. Сейчас большинство этих людей находится в тени. По данным Минтруда, более 25 миллионов граждан работоспособного возраста, за исключением паспортизации, не имеют других взаимоотношений с государством, из них около 11 миллионов заняты в микробизнесе. Именно на них рассчитан наш законопроект.

Мы понимаем, что вернуть доверие граждан тяжело, и поэтому предлагаем для самозанятых максимально простые и понятные условия регистрации и регулирования: регистрация по принципу «одного окна» через портал госуслуг в пятидневный срок; освобождение от проверок (нести ответственность они будут как физические лица); единый платеж по патенту. Средства в социальные фонды будут распределяться казначейством. Минимальная стоимость патента – не более 10-25 тысяч рублей в год. Истечение срока патента означает автоматическое снятие с учета в налоговой. До трех видов деятельности в одном патенте.

Наши предложения заинтересовали Дмитрия Медведева, и он поручил согласовать их с предложениями Минфина по этой теме. Надеюсь, что уже в эту осеннюю сессию поправки о самозанятых будут приняты Государственной Думой.

– Вы регулярно общаетесь с представителями бизнес-сообщества. С какими проблемами к вам обращаются? Какие сегодня предпринимаются шаги, чтобы этих проблем не возникло?

– Спектр проблем весьма обширен. Поэтому в нашей структуре работает более 30 общественных омбудсменов по разным направлениям экономики и права, от экологии до пожарной безопасности, от фитосанитарного контроля до авторских прав, от таможни до строительства и ЖКХ и так далее. Сейчас есть несколько «горячих» для бизнеса тем, прежде всего это резкий рост кадастровой стоимости недвижимости, как следствие – резкий рост аренды и налога на имущество. Кроме того, все больше нарастают проблемы, связанные с невыполнением бюджетными организациями обязательств по уже выполненным контрактам. Ситуация довольно серьезная и затрагивает почти все регионы страны.

По всем системным проблемам мы проводим круглые столы (СИТАНы – ситуационный анализ), где выделяем ключевые моменты, требующие исправления, и предлагаем, как это сделать. Из этих предложений формируется часть моего доклада Президенту России, которая называется «Книга жалоб и предложений российского бизнеса». В последнем Докладе мы сделали 294 предложения, по 119 из них президент дал поручения правительству и профильным ведомствам.

– В России участились случаи отзыва лицензии у банков. Это очередной вызов, с которым приходится иметь дело российскому бизнесу. Как можно минимизировать риски?

– Санация российской банковской системы действительно становится большой проблемой. Логичная и правильная задача – убрать с рынка плохие банки – начинает напоминать истребление банков второго эшелона. А ведь именно в них в подавляющем большинстве держит расчетные счета малый и средний бизнес. Эту проблему мы предвидели и еще прошлой зимой предлагали вливать ликвидность не только в крупные банки, но и в банки второго эшелона, выделив на это 250-300 млрд рублей. Если бы наши предложения были услышаны, можно было бы избежать банкротств пары-тройки крепких банков, которые имели сотни тысяч счетов юридических лиц. Сейчас от пострадавших компаний-клиентов банков к нам поступают коллективные жалобы на действия ЦБ.

Проблема встала настолько остро, что мною был назначен новый общественный омбудсмен по вопросам ликвидации нарушений прав предпринимателей при банкротстве кредитных организаций. Им стал вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. Будем анализировать проблему и искать пути решения.

– В одном из интервью вы говорили, что нужно вводить элементы проектного финансирования в России. Что-то изменилось в этом направлении?

– По итогам Петербургского международного экономического форума Владимир Путин дал поручение институту Уполномоченного разработать комплекс мер по облегчению доступа малого и среднего бизнеса к финансовым ресурсам. Наши предложения по этому вопросу мы уже представили в Центробанк.

Мы предложили шесть моделей финансирования производственных проектов. Это выпуск проектных облигаций с участием специализированных обществ проектного финансирования или без таких организаций, новые механизмы для лизинговых компаний, модель торгового финансирования для среднего бизнеса и модель секьюритизации кредитов малым и средним предпринимателям (МСП), а также модель синдицированных кредитов с участием нескольких банков и институтов развития.

Наша главная цель – переформатировать действующие механизмы проектного финансирования, чтобы ими могли воспользоваться в новых проектах, в том числе на стадии гринфилдов. Проблема в том, что по текущей программе проектного финансирования банки кредитуют исключительно низкорисковые проекты. Теряется ее смысл. Ведь таким проектам легко получить кредиты и на общих основаниях, а вот под стартап получить деньги практически нереально.

Кроме того, мы предлагаем сделать проектные облигации предметом банковского залога и дать возможность НПФ покупать их. Гарантии под облигации может выдавать Агентство кредитных гарантий на часть стоимости кредита.

– Что надо сделать для улучшения ситуации в экономике? Что может стать новым источником роста? Поможет ли нам процесс импортозамещения?

– Глубоко уверен, что российский бизнес готов подставить государству плечо и в очередной раз помочь стране, так же как это было в начале 90-х, когда «челноки» накормили Россию; как в 1998 г., когда страна вышла из кризиса за счет роста производства. Надо только раскрепостить людей, дать им экономическую свободу. Об этом говорил и наш президент на Петербургском форуме, когда заявил, что на внешнее давление Россия отвечает предоставлением большей свободы. Только надо дать предпринимателям четкую стратегию экономического развития страны.

По нашим опросам, в число главных факторов, негативно влияющих на развитие бизнеса в России, уже который год входит «неопределенность экономической политики». Это значит, что бизнесу не хватает четких ориентиров, и, как следствие, он не может заниматься средне- и долгосрочным планированием. Думаю, что мы близки к выработке новой экономической политики, ведь уже ясно, что дешевая нефть – это надолго, а значит, надо искать новые источники внутреннего роста. По моему глубокому убеждению, таким новым источником роста, способным стать равнозначным с сырьевым сектором источником бюджетных доходов может стать российская промышленность. Учитывая принятые решения по импортозамещению, ее потенциал стал еще больше.

Правительство сейчас начинает работу над стратегией социально-экономического развития страны до 2030 года, и мы намерены принять активное участие в ее разработке. Соответствующее приглашение к этой работе нам было сделано лично председателем правительства Дмитрием Медведевым. Лично я считаю, что промышленное развитие страны может стать центром этой стратегии.

– Владимир Путин подписал закон об амнистии капиталов. Как вы оцениваете шансы на успех?

– Как очень хорошие. Прежде всего отмечу тщательную законодательную проработку вопроса. Закон об амнистии вышел очень хороший, понятный для бизнеса и дающий очень четкий инструментарий и алгоритм действий.

Сейчас деофшоризация – это мировой тренд. Закон о контролируемых иностранных компаниях выстроен так, что обойти его практически нереально. Каждому придётся выбрать, сохранять ли свое предприятие в российской юрисдикции или нет. Учитывая, что в офшоры уходили от оборотных налогов в 90-е, когда могли начислять налог до 140% от прибыли, думаю, многие вернутся. Сейчас налоги высокие, но все же в разумных пределах. И выгоднее платить налоги за собственность, чем ходить под риском уголовного преследования.

Кроме того, помимо прописанных в законе гарантий освобождения от уголовного и административного преследования у бизнеса и граждан есть личные гарантии главы государства. Президент России неоднократно заявлял, что лично будет следить за ходом амнистии. В случае возникновения каких-либо проблем при ее применении мне поручено докладывать об этом непосредственно ему.

Немаловажно и то, что амнистия капиталов затрагивает самые широкие слои нашего общества. Ее адресаты – не только предприниматели. Ведь у нас множество элитных квартир по той или иной схеме оформлены на офшоры. Так что задекларировать недвижимость смогут и простые граждане.

– Борис Юрьевич, вы недавно были в Краснодаре. Как вы считаете, достаточно ли той поддержки, которая оказывается сейчас региональными властями бизнесу? Чего не хватает?

– В плане поддержки предпринимательства Краснодарский край – один из лидеров. Знаю, что недавно он стал одним из немногих регионов, которые ввели налоговую ставку 0% в рамках упрощенной системы налогообложения. Это очень позитивный шаг. Мало кто из регионов воспользовался своим правом снизить налоги по «упрощёнке».

Но и останавливаться на достигнутом рано. Так, я всем регионам рекомендую провести очень внимательный мониторинг мер господдержки, программ поддержки бизнеса. Их сейчас много – и в области сельского хозяйства, и в сфере промышленности. Но часто процедуры доступа к ним весьма сложны и забюрократизированы. Так, если предприниматель покажет хотя бы десять рублей технической задолженности перед ФНС, то он субсидий не получит. На тех участках, где это возможно сделать на региональном уровне, надо снижать избыточные требования к предпринимателям, претендующим на получение мер господдержки. Это позволит сильно облегчить жизнь бизнесу, ускорить ввод в строй новых производств.

Также в крае остро стоит проблема, о которой я уже упомянул, - неплатежи за уже выполненные заказы по государственным и муниципальным контрактам. Здесь, кончено же, нужно наводить порядок. Страдают честные и квалифицированно выполняющие свою работу предприниматели. Одна тянущаяся задолженность может малое предприятие поставить на грань банкротства и закрытия. Всем предпринимателям, кто все же столкнулся с такой ситуацией, прямая дорога в институт Уполномоченных по защите прав предпринимателей. Тем более что именно в Краснодарском крае наш Уполномоченный имеет большой опыт положительного решения таких вопросов.

 

Беседовала: Юлия Клиндухова